Психологическое оригами
Из каждой сложной ситуации можно сложить фигурку оригами
Истории в конвертах
Подпишитесь на ежемесячные письма о новостях блога и получите в подарок упражнения на каждый день «Месяц замедления»
Привет! Меня зовут Светлана Джексон, и я так же, как и вы верю в силу отношений. Я — интерперсональный психоаналитик, арт-терапевт и автор блога «Психологическое оригами». Уже 8 лет я помогаю людям собирать их счастливых журавликов.

Хотите соберем и вашего?

Нарциссизм и низкая самооценка. Братья близнецы?

8 декабря, 2017
Терапевтическая сказка о том, что нарциссизм является оборотной стороной низкой самооценки. И о том, что чувство собственного достоинства может помочь это победить.

Он стал тем, кто спас людей от его брата и навалившегося вместе с ним кризиса. Кризис низкой самооценки.
Он сидел и ждал пробуждения своего подопечного. Его работа была непростой, ведь нужно было прыжком в микросекунду переместить еще сонного человека в защитный скафандр. Успеть до того, как мысли начнут протекать через ржавый кран в сознание. Кап-кап-кап…

«Сантехник сознания, — усмехнулся он. Хожу и закручиваю протекающие краны».

Он присел на край кресла и стал рассматривать свои аккуратные ногти. Мистер N, как он любил себя называть, был молод и успешен в своей карьере. Сколько у него уже подопечных на сегодняшний день? Миллионы. И с каждым днем предложения все нарастают. А 30 лет назад кто бы мог подумать, чего он добьется.

Мистер N встал. Лакированные туфли нервно зашагали по комнате.

«30 лет назад…»

Перед его глазами возникла картина его детства: он и его старший брат близнец.

«Неудачник», — фыркнул он.

В размерах вечности разница в их появлении была секундой, словно бухнувший на землю метеорит. В размерах истории люди ждали его появления дольше. Он стал тем, кто спас людей от его брата и навалившегося вместе с ним кризиса. Кризис низкой самооценки. Да, его близнец распространялся по домам, районам, городам и странам словно болезнь. Зараженные родители чихали им на своих детей, которые оказывались прикованными к кроватям бездействия.

«Легендарное появление мистера N спасает людей от саморазрушения!»

Это спасение, конечно, стоило людям немало. Но мистер N упускал, что он сотворил другую людскую эпидемию — нарциссизм. Дети стали получать приз за все, что бы они не сделали. Детям теперь нельзя было расстраиваться, иначе они потеряют веру в свои силы.

Ребенок заталкивал мяч в ворота, а родители ему кричали, что он «самый лучший на свете футболист!». Он писал контрольную по математике на 5, и ему восклицали, что он самый умный на свете. Дети смотрели на родителей с недоверием, а потом все с большей необходимостью в подзарядке.
А работа мистера N заключалась в том, чтобы помочь его подопечным надеть скафандр самомнения, быстрее, чем человек успеет надышаться кислородом реальности.
Эти дети выросли во взрослых, уровень внутренней зарядки у которых постоянно держится на 10%. Для поддержания этих 10% необходима нескончаемая подзярядка в виде восторженных восклицаний и похвал. Это помогает им немного зарядиться до 20, но, спустя время, они снова скатываются к привычным 10.

А работа мистера N заключалась в том, чтобы помочь его подопечным надеть скафандр самомнения, быстрее, чем человек успеет надышаться кислородом реальности. В этом скафандре поддерживалась необходимая для существования этих нежных организмов среда: комфортная температура, в которой не выживает какая-либо критичность; специальный состав воздуха, объясняющий виновность всех вокруг; и, разумеется, питание — инъекции похвалы.

Скафандр, который раздувал его подопечных до огромных размеров. Но как же пусто там было на самом деле.

Внезапно в комнате появился мальчик.

— Что тебе здесь нужно? — воскликнул мистер N.
— Привет! Я твой брат.
— Какой еще брат, у меня есть один, и тот ничтожество!
— Я – Чувство Собственного Достоинства. Можешь называть меня просто Чук.

Лицо мистера N подернулось судорогой.

— Чук?

Мальчик посмотрел на него большими и спокойными глазами.

— Вчера твой подопечный впервые вышел из душной комнаты своего самомнения, и ему это понравилось. Он не потерял себя, а наоборот обрел.

Мистер N высвободил себя из оков холода и метнулся к скафандру. А на нем красовалась неподдающаяся починке трещина.