Психологическое оригами
Из каждой сложной ситуации можно сложить фигурку оригами
Истории в конвертах
Подпишитесь на ежемесячные письма о новостях блога и получите в подарок упражнения на каждый день «Месяц замедления»
Привет! Меня зовут Светлана Джексон, и я так же, как и вы верю в силу отношений. Я — интерперсональный психоаналитик, арт-терапевт и автор блога «Психологическое оригами». Уже 8 лет я помогаю людям собирать их счастливых журавликов.

Хотите соберем и вашего?

КИНОтерапия: консультация с Моникой — героиней сериала «Друзья»

23 июня, 2019

Когда ты любишь сериал «Друзья» со средней школы, а потом вырастаешь психологом, и понимаешь, что каждому из героев терапия пошла бы на пользу.
А что, если бы Моника Геллер пришла бы в мой кабинет? Интересно, о чём бы мы с ней говорили?

Заканчиваю заметки с последней консультации. У меня есть 15 минут перед следующим клиентом. Выглядываю из окна, и вижу, как темноволосая молодая женщина отчаянно машет что-то другому водителю. В течение следующих 10 минут, она помогает ему припарковаться. Не уверена, что водителю была нужна помощь, но меня забавляет это сцена.

Время начинать. Я всегда выхожу к стойке регистрации, чтобы встретить клиента и лично проводить его в кабинет. Но в этот раз я сталкиваюсь со своей новой клиенткой, только открыв дверь. Мы смеемся, я уступаю ей дорогу. По решительным жестам я узнаю в ней героиню, за которой наблюдала из окна. В кабинет заходит, нет, влетает стройная брюнетка. Она широко улыбается и протягивает руку.
— Я — Моника.

Пожимаю руку, предлагаю ей устроиться в кресле напротив.

— Никогда не была у психолога. Так необычно. Я бы только этот диван переставила. И картину! Нет, ей здесь точно не место.
— Давайте пока оставим картины и диван на месте…

Смеюсь.

— Дело ведь не в них, правда?
Моника смущенно улыбается:

— Да, вы правы. Мои друзья называют меня "control freak".

Снова смущенно улыбается, и сжимается. Она будто стесняется своей силы.
— А вы?
— А я с ними согласна.
— Это как раз то, с чем вы хотели разобраться на консультации?
Мне важно понимать, что её побудило начать работу с психологом. На неё надавили друзья, и она просто пошла на сделку с ними? Или это её решение? И только во втором случае, мы сработаемся. Иначе время уйдет на борьбу с друзьями, чтобы доказать, что терапия не работает. Забуксуем в саботаже.
— Я бы хотела общаться по-другому. Я постоянно критикую... Знаете, у меня даже на работе в ресторане стоит специальная банка, куда я кладу деньги, когда на кого-то накричу. А ещё я помешана на чистоте. Мне нужен идеальный порядок. И я постоянно соревнуюсь, я даже не могу остановиться.
— А как всё это влияет на вас и ваши отношения?
— У меня есть Чендлер, у меня есть друзья, любимая работа. Но я чувствую, как порой бываю чересчур. Был такой момент, когда я хотела помочь Чендлеру с девушками, ещё до того, как мы оказались вместе. Я его тренировала, чтобы он выглядел лучше, и критиковала много, конечно. А потом всё закончилось тем, что моя активность его утомила, и он стал давить мне на больное. У меня тогда не было работы, я боялась сказать об этом родителям.

Моника снова широко улыбается. И ёрзает в кресле. Ей будто сложно сидеть на месте и говорить.
— Бываете чересчур? То есть вы очень активны?
— Да, мне всегда нужно что-то делать.
— Иначе что?
— Иначе...Иначе я буду сидеть на месте без дела.
— И?

Предвкушаю мою любимую часть работы — по обнаружению «логических дыр»
— И буду думать.
— О чем?

Молчит….


— Есть ли что-то, о чём вы бы не хотели думать?
— Наверно... В моем детстве было много неприятных историй. Я до сих пор уверена, что родители меня не любят... Может и любят, но не так, как моего брата Росса.
Я чувствую, что мы подходим к неимоверно важной теме: тому, как Моника привыкла справляться с негативными переживаниями.

Избегает? И отсюда эта потребность в постоянной деятельности? А ещё бывает так, что фиксация на чистоте может выступать противовесом плохим мыслям. Так, чтобы избавиться от вины за плохие мысли о близких, человек может фокусироваться на чистоте, как способе себя отчистить.

Надо запомнить эту мысль, и вернуться к ней со временем.
— Моника, а когда вы чувствовали, что вас не любят, что вы с этим делали? Как вы справлялись со своими переживаниями?
— Я ела. Много. Я была огромной! Мой отец покупал у меня скаутское печенье, чтобы я его не съедала, прежде чем успею продать.

Моника хохочет, а мне важно хоть впервые в её жизни помочь ей посмотреть на себя и на свои переживания без шуток.
— А сейчас вы едите?
— Нет. Сейчас я готовлю.
— А уборка помогает вам справляться с вашими эмоциями?
— Точно! И уборка, и вся моя активность, о том, чтобы быть занятой.
— И не видеть чего-то... Чего именно?
— Что я одна. Что я никому не нравлюсь, что ….
Её затапливают эмоции. Я даю ей время, ведь это впервые, когда она говорит о том, что у неё болит. Я пододвигаю ей коробку с платочками.

— Попробуйте подобрать слова тому, что с вами сейчас происходит. Как вы себя чувствуете?
— Я….Мне грустно, невыносимо грустно. Одиноко.... Но и есть облегчение. Я будто впервые сказала то, что у меня было внутри. И я не пряталась за уборку и другие дела.
Я вижу, что она сверилась с собой. Она кажется грустной, но спокойной. Перестала ёрзать в кресле, и будто нашла удобное положение. Слова, подобранные к её внутреннему состоянию, помогли успокоить и тело.
— Моника, в начале нашей встречи вы сказали, что ваши друзья называют вас "control freak", и вы с ними согласны.

Кивает.

— А в чём это проявляется? Приведите пожалуйста пример, чтобы мне стало понятнее.
— Ну…..Я люблю говорить людям, что делать и как, я всегда лезу со своими советами. "Bossy" — подходящее слово.
— А если попробовать связать эту необходимость в контроле и то, как вы привыкли справляться с переживаниями?
— Не совсем понимаю, о чём вы….
— Вы сказали, что в вашем детстве было много неприятных историй. Возможно, вы тогда сделали для себя вывод, что отношения — это больно. Больно со своими близкими, значит, с другими людьми должно быть ещё больнее. А раз так, то «я больше не хочу, чтобы мне было хоть когда-нибудь снова больно». И лучший способ этого избежать — говорить людям, что делать. Тогда они под вашим руководством никогда не причинят вам боль.
Моника откидывается на спинку кресла. Её голос будто потерял силу.

— Я никогда не думала об этом в таком ключе. И что же мне с этим делать?
— Я думаю, что вы уже сделали сегодня кое-что важное: вы поделились со мной тем, как себя чувствуете. И вас это не разрушило. Значит, вы сможете это повторить снова и снова, пока не решите сделать для себя новый вывод — в отношениях может быть не только больно, но и вдохновляюще. Даже, если мы при этом испытываем негативные эмоции.
Интересно, как мы делаем выводы об отношениях, о самих себе и о нашей жизни на основании того, как мы себя ощущали в детстве. Тогда мы не могли справиться с эмоциями, просто потому что ещё не обладали созревшим эмоциональным интеллектом. Научить справляться с эмоциями — было задачей наших значимых взрослых.

Если взрослые рядом с нами не могли нам помочь, не знали как или зачем, тогда мы вырастаем и продолжаем верить, что и сейчас неспособны справиться.

Но всё же мы можем. Только нам предстоит работа по тому, чтобы вернуться к тем моментам, пережить их заново и показать себе, что на самом деле наши эмоции на нашей стороне, а не против нас. Перенестись в прошлое и уже из своего взрослого состояния помочь себе — ребёнку — прожить те эмоции, найти им объяснение и показать, что эмоции нас не разрушают. Они делают нас живыми.