Психологическое оригами
Из каждой сложной ситуации можно сложить фигурку оригами
Истории в конвертах
Подпишитесь на ежемесячные письма о новостях блога и получите в подарок упражнения на каждый день «Месяц замедления»
Привет! Меня зовут Светлана Джексон, и я так же, как и вы верю в силу отношений. Я — интерперсональный психоаналитик, арт-терапевт и автор блога «Психологическое оригами». Уже 8 лет я помогаю людям собирать их счастливых журавликов.

Хотите соберем и вашего?

Отпуск как необходимость

5 сентября, 2018
Отпуск может быть ресурсом, а может быть попыткой спрятаться от себя. Второе — самое трудное, потому что куда бы мы ни отправились, везде мы возим себя с собой.
В этом случае отпуск — возможность раскрасить свою чёрно-белую раскраску, краска на которой выцветает с каждым днем, оставшимся до возвращения.
Пришла осень, а значит, нам предстоит возвращаться в рабочий режим из отпусков. Нам всем нужен отдых: смена деятельности, новые места, новые люди и новые миры. Всё это нам дает возможность переключиться, потом соскучиться по своей рутине и вернуться к своему быту с немного другим мировоззрением. Я люблю отдыхать, путешествовать и исследовать мир. И я люблю возвращаться домой.

А что, если отпуск становится самоцелью? Жить ради отпуска, работать ради того, чтобы на неделю вырваться из этого кошмара, а потом с тоской снова обратно? Отпуск может быть бегством от реальности; глоток воздуха, перед погружением в тёмную толщу воды, чтобы, спустя несколько недель и месяцев снова вынырнуть, задыхаясь, и схватывать его губами.

В отпуске будто начинается жизнь, а здесь её нет. В этом случае отпуск — возможность раскрасить свою чёрно-белую раскраску, краска на которой выцветает с каждым днем, оставшимся до возвращения. И снова всё остается чёрно-белым.

У меня есть история...

Луис обустраивался на ночь в своей спичечной коробке. Завтра ему предстоял новый перелет, но ему почему-то не спалось. «Неуловимая мышь величиной с ноготок», — так он представлял себя другим животным. Луис гордился тем количеством мест, которые он посетил, и тем, что ни к чему никогда не привязывался и нигде долго не задерживался. «Мне не нужно связывать себя домом, мне нужна свобода».

Он стал пересматривать фотографии, которые подойдут для поста на Snoutbook. «Эх, завтра придется ехать автостопом на вОроне», — подумал он. «А они те еще строптивые ребята, похуже Челентано».

Утром он оглядел своего ободранного и потерявшего оперение летуна. «Долететь быстрее гоночной машины на этом старом вороне, увы, не выйдет!, — собирался запостить он в соц. сети.

— Куда ты снова бежишь Луис?

Луис отвлекся от поиска эмоджи мышки с закатывающимися глазами.

— Мы знакомы?,— Луис вскинул свою бровку.

— Виделись несколько раз. И с тех пор эмоджи мышки с закатывающимися глазами так и не появилось, — хрипло усмехнулся ворон.

Долетел Луис только к ночи. Жаль, что слишком поздно идти осматривать город, но важно отдохнуть перед завтрашним днем.

И тут Луиса прострелила мысль: «Я бегу. Точка. Здесь нет продолжения. Я просто всегда бегу в страхе к чему-то привязаться. Я — не неуловимый, я — загнанный».
Ночью Луиса преследовали кошмары. «Куда ты бежишь, Луис?», «Куда ты бежишь, Луис?», «Куда ты бежишь?», — вопрошало подсознание, выглядывая из разных уголков. Внезапно перед ним предстали два желтых глаза: «Куда ты бежишь?».

— Я…

Тут Луис будто бы сам себя выдернул за тончайщий хвостик. Но ответ ещ` висел на губах. Я бегу… Я бегу… И вот он стал ускользать словно семянка одуванчика на ветру.

День на новом месте предвещал быть удивительным. Луис ходил по новым местам, встречал других животных, но его не покидало ощущение, что он здесь уже был. Достопримечательности он уже видел, по этим улицам ходил. «Стоп, я уже был в этом городе!» Луис схватил рюкзак и помчался на автобусную остановку. «Прочь, прочь из этого города!»

Спустя 12 часов тряски, Луис оказался на новом месте. Или...минуточку... Очертания-то снова знакомы! Луис скитался несколько недель, пока измученный не понял, что он уже видел все. Он был везде. Неуловимый мышонок по имени Луис рыдал на остановке.

К нему подошел старый ворон.

— Так куда ты бежишь Луис? Ты был везде. Ты видел все места и всех животных. Куда ты бежишь, дружок?

Луис смотрел в его желтые глаза.

— Я бегу… Я бегу…

И тут Луиса прострелила мысль: «Я бегу. Точка. Здесь нет продолжения. Я просто всегда бегу в страхе к чему-то привязаться. Я — не неуловимый, я — загнанный».

Луис запищал в рыдании еще громче. Он чувствовал себя загнанной на скачках лошадью, ноги которой слишком слабы, чтобы дойти до финиша. Но тут вокруг Луиса стали возникать лица всех тех животных, которые он уже видел. Они улыбались и были рады встрече. И впервые в жизни Луис подумал, что он тоже им рад.



Когда отношения с отпуском перестают быть просто ресурсом, обновлением и восстановлением, а становятся бегством, возникает вопрос, а от чего я бегу? Почему я разделяю свою жизнь на жизнь вне отпуска (со знаком минус) и жизнь в отпуске (со знаком плюс). Куда провалились мои ценности, что я выбираю избегать?

Отпуск можно сравнить с влюбленностью. Это гормональная встряска для нашего организма, которая со временем сходит на нормальный уровень. Так природой задумано, что нам необходимо успокоиться, во-первых, потому что мы не можем быть надолго в этом стрессе. А во-вторых, если партнеры будут с той же изначальной интенсивностью концентрироваться только на друг друге, то как заботиться о детях? Влюбленность не задумана как долгое продолжение, она должна перейти на новый этап. Но бывает так, что эта гормональная встряска так затягивает, что люди не ходят двигаться дальше. И отправляются на поиски нового партнера, потому что с этим стало слишком тихо.

А я думаю, что это добрый знак, потому что люди наконец-то по-настоящему начинают открываться другу другу. Под этими гормональными кульбитами разве можно её или его разглядеть? Вот-вот. С отпуском так же: если он становится бегством, то мы будто не хотим погружаться в спокойствие нашей рутинной жизни. Но свои ценности, как и партнера, можно разглядеть только в этом спокойствии.

А какие у вас отношения с отпуском? Как легко вы возвращаетесь к своему быту?